Закрыть
Истории одной волонтёрки

Истории одной волонтёрки

Кира Б. — девушка, которая за двадцать один год была волонтёром за рубежом шесть раз, рассказала о работе в лагере, о том, как ужиться на полу с десятью людьми разных национальностей и культур, как найти друзей по всему миру, а также поделилась самыми запоминающимися историями из разных стран.

Who’s Кира?

Меня зовут Кира, мне 21 год, живу в Москве. В прошлом году закончила «Российский новый университет» по специальности инженер по телекоммуникациям. На данный момент нахожусь в поиске работы.

Начало волонтёрства

Первая моя поездка была в 2015 году в Испанию. До того момента я много слышала про волонтёрские программы, конкретно про «СФЕРУ» (от них я ездила несколько раз), состояла в их группе ВКонтакте, но всех подробностей не знала. Так как в то время я ещё училась, волонтёрство для меня было возможностью слетать во внеучебное время в другую страну, попробовать что-то новое. Всего волонтёром я была восемь раз: шесть — за границей и два — в лагерях в России. У нас я была уже кемп-лидером, то есть курировала иностранных участников.

Поездки Киры

1) Испания. 2015 год (2 нед.). Работали в заповеднике, в горах. Разбирали развалины деревенского полуразрушенного дома, вместо которого в дальнейшем была построена турбаза.

2) Чехия. 2016 год (2 нед.). Работали в деревне, в которой находится популярный горнолыжный курорт Harrachov. Помогали отремонтировать амбар, в котором потом местные власти сделали музей лыж. Красили трамплины, убирали дорожки в лесу.

3) Канарские острова. 2016 год (2 нед.). Были на острове Фуэртевентура. Готовили арену для фестиваля, рисовали декорации, также участвовали в карнавале, помогали в организации, некоторые даже работали живыми статуями.

4) Португалия. 2017 год (2 нед.). Жили в маленькой деревне. Работа — ремонт местной голубятни. Складывали стену, шпаклевали, красили, перекладывали крышу.

5) Марокко. 2017 год (2 нед.). Занимались уборкой парка и украшением территории детского центра — рисовали на стенах картины.

6) Корея. 2018 год (3 мес.). Работала в детском центре учителем английского.

Про выбор лагеря

Для меня в приоритете страна, в которой находится лагерь. Например, захотела в Португалию — значит, открываю список актуальных программ и выбираю исходя из деятельности, которой предстоит заниматься. Лагеря ведь все разные: бывают строительные, может быть работа на ферме или в полях, работа с детьми и пожилыми людьми, защита окружающей среды. Я всегда выбирала лагеря, работа в которых связана с физическим трудом.

Марокко, 2017 год

Ещё про выбор лагеря

Я никогда не выбирала лагеря в крупных городах — только в деревнях, небольших поселениях, потому что только так можно полностью погрузиться в атмосферу страны. Ведь в больших городах определённый процент людей — это всегда туристы. А в деревнях происходит больше контакта с местными жителями, да и они не воспринимают тебя как туриста: они видят, что ты работаешь, что-то делаешь для них. Например, в Португалии мы жили в очень маленькой деревушке, где даже магазина не было, а из местных остались только пожилые люди, вся молодёжь давно уехала оттуда. И несмотря на то, что из нашего лагеря мало кто знал португальский, а на английском местные бабули и дедули не говорили, мы всё равно постоянно общались друг с другом.

Помню, был один дедушка, который каждый день звал нас к себе, угощал вином собственного изготовления, а нас было около тридцати человек.

Условия жизни в лагерях

Всегда по-разному. Всё зависит от количества человек в лагере. Например, в Испании и Чехии нас было меньше десяти человек, и мы жили в домах. Правда, в Испании спали на полу в спальных мешках. В Чехии это был гостевой пансионат, но на время нашего лагеря его полностью отдали нам. На Канарах, где нас было тридцать человек, мы жили в спортивном зале, туда поставили двухэтажные кровати, и мы спали как в казарме. В Португалии было так же, только спали мы в амбаре. В Марокко жили в фитнес зале. А в Корее — в том же центре, где работали. Достаточно часто волонтёры живут в палатках. В любом случае, когда ты выбираешь лагерь, в описании есть краткая информация об условиях. А после подтверждения заявки каждому участнику присылается подробный инфо-лист, где прописывается, где предстоит жить и что нужно будет взять с собой.

Что касается питания, здесь тоже раз на раз не приходится. Иногда волонтёров водят в кафе или столовые, или могут нанять для нас повара. Но часто бывает, что волонтёры сами ходят за продуктами и готовят.

Про Россию

В России всё тоже может быть по-разному. В Архангельской области мы жили в деревенских домах без водопровода, а в селе Большое Болдино (Нижегородская область) нам предоставили отель. Но это скорее исключение, поэтому, собираясь работать волонтёром, рассчитывать на luxuryусловия всё-таки не стоит.

Село Большое Болдино, 2018 год

Типичный день волонтёра за рубежом

Мы просыпаемся, завтракаем и приступаем к работе. Например, в Португалии мы начинали работать рано, в 8 утра, потому что уже к 11 утра солнце сильно пекло. А ещё у них сиеста. Поэтому после утренней работы мы обедали, отдыхали, потом либо снова работали, либо могли сходить на пляж, речку, поиграть в футбол — в общем, сами организовывали своё время. Затем ужин и «совсем свободное» время, когда можно было, например, сходить на вечеринку. В выходные же у нас были поездки в крупные города на экскурсии.

А на Канарах наша работа занимала всего около пятнадцати минут в день. Мы там помогали организовывать фестиваль, и так получилось, что почти всю работу мы сделали в первые два дня, а остальное время проводили на пляже.

Вообще в каждом лагере день строится так, что мы успеваем и поработать, и провести время друг с другом: сходить на море, океан, что-то посмотреть, или просто поиграть в футбол или волейбол.

Чехия, 2016 год

Про свободное время

От лагеря всегда есть определённая экскурсионная программа, но ещё в каждой поездке мне удавалось посетить несколько городов самостоятельно. Например, в Марокко мне помогли с этим сами местные. Наш лагерь был в городе Касабланка, там я познакомилась с девушкой-марокканкой, которая родом из Сиди-Ифни, где я очень хотела побывать. И она предложила мне остановиться у её родителей, хотя сама девушка с ними уже не жила. Конечно, я не могла не воспользоваться такой возможностью, созвонилась с родителями этой девушки и поехала к ним. Приняли они меня очень тепло, без преувеличения, относились ко мне как к дочери. По дороге к ним я познакомилась с молодым человеком, однако моим «временным родителям» это не понравилось. И когда мы ходили с ними гулять, парню приходилось прятаться в проулках, за домами, чтобы хотя бы помахать мне.

А в Чехии в свободное время ходили на разные мероприятия, которые мэр города нам устраивала: в музей стекла, пивоварню и даже к ней в гости, в мэрию.

Отношения между участниками

Когда в одном пространстве живут люди разных национальностей, культур и религий, не всегда возможно избежать конфликта.

После каждой поездки всегда есть люди, с которыми я продолжаю общаться, некоторые становятся действительно близки. Однако в лагерях между волонтёрами не всегда всё проходит гладко. Когда в одном пространстве живут люди разных национальностей, культур и религий, не всегда возможно избежать конфликта. Хотя в европейских лагерях их значительно меньше. Чаще всего это обычные бытовые моменты, как и в любом другом коллективе: кто-то убирает свои вещи, а кто-то — нет; кто-то добросовестно выполняет свою работу, а кто-то — отлынивает. Ещё сильно на это влияют условия жизни. Не каждый оказывается готовым делить пространство с десятью людьми, а то и больше. Но организаторы всегда учитывают эти моменты и проводят различные мероприятия, чтобы уладить какие-то возникающие спорные ситуации, сплотить коллектив, чтобы мы могли выговориться.

Про местное население

С местными никогда конфликтов не возникало. Наоборот, они всегда приветливы и открыты, им самим интересно было общаться с нами.

Состав участников

Организаторы заранее определяют состав на каждый лагерь. Если лагерь в европейской стране, то большинство волонтёров — европейцы. Обычно берут по одному-два человека от страны, например, два испанца, один немец и два русских. Если же берут азиатов, то, как правило, это тайванцы и японцы. Если в лагере около тридцати волонтёров, то может быть и по пять и больше участников от одной страны. Возраст обычно от 20 до 25 лет, хотя, я предполагаю, что в лагерях с социальной направленностью есть люди и старшего возраста. В тех же, где бываю я, чаще приезжает молодёжь.

Марокко, 2017 год

Национальные особенности

Яркий пример национальных различий — это знакомство и приветствия. Южные европейцы (испанцы, португальцы) более открытые и общительные, при знакомстве целуются в щёку. В лагере в Чехии среди нас было два испанца, и когда один так повёл себя при знакомстве со мной и двумя сербками, нас это смутило, но мы особо этого не показали. А вот девчонки-кореянки очень бурно отреагировали на такое знакомство, у них с этим всё строже. Они даже не давали себя приобнять.

Про марокканцев

А вот мое волонтёрство в Марокко заслуживает отдельной истории. Обычно лагеря собирают так, чтобы было по одному или несколько (два-пять) человек от каждой выбранной страны. Здесь же всё было немного иначе. Группа состояла изтрёх девочек из России, двух — из Сербии, девушки из Чехии и китаянки. А парней было… четырнадцать марокканцев. «Ну, ладно, всего-то шесть славянок, китаянка и четырнадцать арабов — ничего», —подумала я и пошла знакомиться со всеми. С девочками мы без проблем нашли общий язык, после чего я вышла на улицу, где были наши мальчики, подошла к одному из них, сказала: «Привет! Меня зовут Кира». Реакция парней была неоднозначна, они испугались меня. Марокканец, к которому я подошла, спросил: «Ты со мной знакомишься?» — говорю: «Да». «Ты что, хочешь, чтобы я был твоим парнем?» — уточнил он. В общем, в первый день бедные марокканцы просто шарахались от нас. Они в силу свой религии, культурных особенностей и менталитета были в шоке, что рядом с ними расхаживают семь девушек в майках и шортах и первые с ними начинают разговаривать.

Ещё про марокканцев

Началось у нас всё с небольшого конфликта. Он случился уже во время первого приёма пищи. У марокканцев принято есть так: все садятся за один стол, в центре которого стоит большое блюдо (в нашем случае это был кускус), и едят все вместе руками из этого одного блюда. Когда мы это увидели, взяли тарелки и попросили положить еду себе отдельно, объяснив это тем, что нам так просто неудобно. Но парни обиделись, стали говорить, что у них такие правила поведения за столом, а мы их нарушаем. Организаторы, которые тоже были местные, говорили: «Раз уж вы сюда приехали, ешьте так, как принято у нас». Мы им пытались объяснить, что мы гости в их стране, и у нас есть свои обычаи и традиции, просили их создать нам привычные для нас условия. В итоге, спустя неделю ребятам пришлось смириться с нашим поведением за столом, они ставили нам еду отдельно, хотя к тому моменту мы уже и сами были не против есть руками вместе с ними.

Ох уж эти марокканцы…

В мусульманской стране может быть опасно для девушек ходить по улице одним. Поэтому вне лагеря, когда мы ходили гулять по городу, хотя нам запрещалось это делать, парни всегда были с нами, окружали нас кольцом. А если одной хотелось задержаться, например, возле витрины магазина, то с ней обязательно оставался один волонтёр, как телохранитель.

Однако во время молитв ребята не слишком беспокоились о нашей безопасности. Бывали моменты, когда мы гуляли где-то, и наступало время читать молитву, они оставляли нас на улице, просили ждать их, а сами уходили минут на тридцать в мечеть.

Марокко, 2017 год

Что думают про русских?

Все знают, что про нас в мире существует много стереотипов, поэтому очень часто мне приходилось слышать что-то вроде «Ничего себе, так вы такие?! А мы русских вообще по-другому представляли. Думали, вы холодные и закрытые». Считают, что мы вообще не улыбаемся и не помогаем никому. Еще неверное представление складывается о нас, потому что Россию не многие выбирают в качестве туристической страны и формируют мнение о нас, опираясь только на свои СМИ. Но люди постарше и те, кто были здесь, признают, что наша реальная жизнь сильно отличается от того, как Россию описывают журналисты.

Топ-5 фактов о волонтёрстве за рубежом:

1) Волонтёром может стать любой желающий. Программы бывают для разных возрастов, в самых разных странах, и все они отличаются по видам работы, так что найти проект для себя сможет каждый.

2) Придётся действительно работать. Многие воспринимают волонтёрство как лёгкий способ путешествовать за относительно небольшие деньги. Конечно, не без этого. Но работа будет занимать много времени и выполнять её нужно будет добросовестно. Существуют правила лагеря, и, если ты их нарушаешь, тебя могут отправить домой. При мне такие случаи были.

3) Уровень английского должен быть такой, чтобы ты себя мог уверенно чувствовать. Проверять знания никто не будет. Если волонтёру будет нормально с уровнем Elementary, теоретически, можно и так ехать. Например, в лагере в Испании все говорили на испанском, а я знала только английский и не понимала ни слова, но наш кемп-лидер всегда помогал мне с переводом.

4) Обязательные расходы — это регистрационный взнос, в каждой организации он разный. В «СФЕРЕ» — шесть с половиной тысяч рублей, в «АЯволонтер» и «Содружестве» дешевле — две-три тысячи рублей. Также волонтёр сам себе оплачивает визу и перелёт. Сумма, которую берут с собой, у всех разная, всё зависит от личных потребностей.

5) Политику в лагере обсуждать нельзя. Конечно, мы всё равно это делали, но лучше и правда не стоит. Помню, из-за этих разговоров у меня сильно испортились отношения с моей соседкой-финкой в лагере в Корее.

Марокко, 2017 год

Плюсы волонтёрства

Не скажу, что меня привлекает именно формат волонтёрства, я бы предпочла, чтобы за работу нам платили (смеётся — ред.). Но мне очень нравится то, что, работая волонтёром, ты погружаешься в особую атмосферу страны, больше узнаёшь её изнутри, легче осваиваешь язык, глубже узнаёшь разные культурные традиции и местный менталитет. Я уже не представляю, как поеду туристом куда-то и буду жить в отеле. Когда ты живёшь в таких условиях, полностью вливаешься в местную жизнь, уже не чувствуешь себя иностранцем. Хотя, эмигранты, которые долгое время живут в Корее, говорят, что там быть на одной волне с местными не получится, они всегда будут относиться к тебе как к чужому. А вот в Марокко, я думаю, спустя годы приезжий человек сможет стать «своим» для местных — они более к этому расположены. Также из плюсов, это каждый раз новая компания, все участники которой из разных стран. Сейчас у меня осталось много друзей, с которыми мы продолжаем общаться и даже видеться, несмотря на то, что живём за тысячи километров друг от друга. И после каждого лагеря у участников появляется возможность ездить в другие страны и уже останавливаться у кого-то из друзей или знакомых.

Автор: Ульяна Родионова 
Фото из архива Киры Б.
Редактор: Ксения Симонова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть