Закрыть
Основатель «ВОЛЧОК»:
«К тебе серьёзно приходят и покупают? Зачем? Ты что Adidas?»

Основатель «ВОЛЧОК»:
«К тебе серьёзно приходят и покупают? Зачем? Ты что Adidas?»

Молодой, но уже очень популярный дизайнер и основатель бренда «ВОЛЧОК» Василий рассказал о себе, о своём пути. А также приоткрыл дверь в свою мастерскую для наших читателей.

— Начнём с того, кем ты являешься по образованию. Ты учился в МАРХИ и в Московской школе кино на оператора. Что тебя подтолкнуло к тому, чтобы бросить высшее образование?

— Да, я бросил оба направления. Абсолютно точно могу сказать, что многое дал колледж. Я проучился там 4 года. Один год у нас был общий курс, а остальные три — профильные. И, наверное, именно там заложились первые устои. Мне запомнились несколько фраз моего преподавателя по истории искусств, которые, я считаю, стали моим кредо. Первая фраза: «Архитектор — это элитная профессия. Архитектор после окончания вуза может выбрать любую профессию». И вторая её примечательная фраза по поводу стиля: «Нужно обладать стилем. Без стиля вас никто не запомнит». У меня с этим (со стилем) была проблема, когда я начинал делать первые вещи. А насчёт МАРХИ, я ушёл оттуда с третьего курса, брал пару раз академический отпуск, так как тогда параллельно работал, учёба не была уже такой интересной. И в МАРХИ к нам никто так душевно не относился, как это было в колледже. Потом отучился год на оператора. Понял, что мне этого достаточно, и пошёл работать на телеканал 2Х2. От нас не требовали каких-либо высокооператорских изысков или умения ставить киносвет, а к концу года пошло именно это, и я подумал, что мне, в принципе, достаточно. Знаю какие-то технические моменты, поэтому оставил и это.

— Как появилась идея создать бренд «ВОЛЧОК»?

— Я вообще люблю собирать всякие вещи. Собираю зажигалки брендированные, стикеры. У меня какая-то тяга к собирательству (смеётся). Также собирал винтажные вещи: олимпийки, старые сумки. Особенно классно было находить в заброшках вещи абсолютно нетронутые, со старыми советскими бирками, где написано «Чехословакия». У меня набралось очень много разных предметов одежды, и женских тоже. Я не знал что с этим делать, поэтому сообразил секонд-хэнд — паблик в Вконтакте, назвал его «Волновик» (что послужило прототипом названия нынешнего бренда «ВОЛЧОК»). Потом завязал знакомство с Андреем Дугиным (создатель бренда «Меч»). Мы жили в одном доме в Питере. Я занимался секондом, он — своим брендом.

Тогда очень удивился тому, что люди могут прийти и купить вещь, которую ты создал сам практически с нуля. Долго не мог в это поверить, задаваясь вопросами: «Что? К тебе серьёзно приходят и покупают? Зачем? Ты что Adidas? Зачем они вообще это делают?». Я не мог этого понять! Это так поразило, что надолго запомнилось.

Мне нравилось фотографировать именно винтажные вещи. Я понимал, что ограничен готовыми изделиями, а хочется рассказывать свою историю. Однако я максимально не был готов к этому технически, потому что не знал как печатать и шить, не знал материалов. Именно тогда осознал, что это всё впереди.

— Что насчёт твоей команды?

— Команда появилась позже. Самый прогрессивный год для нас — последний. Как раз, когда пришла Маша Раева, когда уже был Максим Новиков. Сейчас Макс контролирует у нас все производственные процессы (закупка ткани, контроль производства, покупка фурнитуры). Это, конечно же, разгрузило сильно. Маша — арт-директор. Она отвечает за наши показы, за картинки, за фотографов, которые нас снимают, отбирает моделей. Благодаря им, появляется больше времени для творчества и формирования команды.

— Можешь назвать слово, характеризующее твою команду?

— Недавно рассказывал лекцию по поводу мотивации молодого коллектива. Я рассказывал о том, как сделать свою работу образом жизни. У нас есть кое-какие своды правил. Например, отсутствие какой-либо условной иерархии, инициатива не наказуема, тёплые дружеские отношения. Также мы стараемся найти лучшие стороны наших сотрудников, чтобы они занимались тем, что им нравится, и в чём они сильны. Это наши простые правила.

— Какой период времени понадобился, чтобы стать известными в андеграундной культуре? Сейчас кого ни спроси — все знают о бренде.

— Меня очень радует, что многие не знают о нас.

—Ты сказал «не знают»?

— Да. Это значит, что мы многим можем удивить. Всегда нужно относиться к проекту так и считать, что его никто не знает. Тогда будет проще воспринимать действительность. Вообще, в мире про нас никто не знает.

— Насколько тяжело было выбиться на рынок Fashion индустрии ?

— Честно говоря, я мешки не таскал, поэтому сложно понять степень сложности. Просто делал и делал. Если живешь этим, отбрасываешь все остальное и ставишь перед собою цель. На протяжении четырёх лет я живу этим и всё. Нет степени тяжести. Не гантели всё-таки поднимать.

— Относишься к бренду как к ребёнку?

— Скорее это уже наш командный ребёнок. На протяжении года это был мой ребенок, а сейчас уже командный, да. Как только я обезличил его для себя — стало намного легче жить и принимать критику в команде.

— Каким ты видишь своё будущее через пять-десять лет?

— Прежде всего хочется выйти на Европу, на Америку. Это как новая форма захвата территории. Все мужчины — захватчики. Нет, это никакой не сексизм. Во многих присутствует такой дух захватничества. Наверное, для меня это такая степень реализации. Захват новых магазинов — это захват новых территорий. В этом и есть цель. Через 5 лет я вижу только больше новых территорий.

— Как появляются идеи для коллекции? Что вдохновляет в целом? Может ли это быть какой-то трек или же обычная фотография на просторах сети?

— Идеи у нас на пару лет вперёд. Все строится вокруг одной полугодовой коллекции (сезонной). К ней мы пытаемся придумывать разные классные промо и языки подачи материала, чтобы людям было интересно. И полгода ты мыслишь в формате продвижения одной идеи. Часто в поездках ходишь и смотришь разные плакаты, стикеры и прочее. Это все рождает какие-то образы, которые потом идут в дело. Вижу как другие воплощают и подают материал, и в голове сразу идея: «О, круто, классно, но я сделал бы это по-другому». Например, коллекцию зима 2018/19 я продумал ещё года 2 назад.

— Расскажи о своём участии в Mercedes Benz FW. Сколько раз ты уже показывал на подиуме коллекцию?

— В этом году был наш третий раз. Самое забавное то, что мы не показываем ту коллекцию, которую нужно, а ту, которую выпускаем сейчас. Да и заявок много. Смотришь иной раз, что в direct тебе пишут всякие губастые блоггеры, и думаешь: «Откуда вы все знаете про нас?». Всё равно это новый приток, так что неплохо. К Mercedes-Benz отношусь положительно, несмотря на то что в России он имеет немного плохую репутацию. Потому что не приходят баеры («buyer», покупатель), не приезжают супер-издания, а ходят подростки. Это клёво, что у молодого поколения развивается вкус и понятие. Но в рамках индустрии — отстой. Я считаю, что нужно больше привлекать. Например, правительство. Иногда создаётся ощущение, что оно вообще не понимает то, для чего нужно искусство.

— «Путин красавчик»?

— Не знаю. Мы аполитичны, я аполитичен. Нет никого, за кого я хотел бы проголосовать. Например, тот же Навальный. Истеричка какая-то. Его время уже 100% уже прошло. Если бы он мог что-то сделать — он сделал бы это 2 года назад. Это как Жириновский или Милонов. Люди-мемы. Было у меня какое-то минутное веяние, что Собчак может что-то сделать. Я подписался на неё в Instagram и увидел рекламу-пост о шубе из натурального меха. Прибило. Ничего другого не скажу. Отписался от неё.

— Было ли тебе страшно перед первым показом? Помнишь, что чувствовал?

— Страх. Тревога. «Зачем я это делаю?», «никто не придёт», «кому это нужно», — эти фразы крутились в голове перед первым показом. Тем не менее, люди приходили, делились эмоциями, что ободряло. Но после показа чувствовалось некое опустошение.

— Есть ли в планах создать коллаборацию с дизайнерами-участниками MBFW?

— Мне нравится,что делает Fakoshima с очками, но у него другая ценовая политика, поэтому будет сложно сделать что-то по демократичным ценам. Нравится, что делает TURBO YULIA. Она явно выделяется на фоне остальных, для меня, по крайней мере.

— Есть ли у тебя идейные вдохновители? Например, дизайнер или икона стиля?

— Люблю следить за внутренним рынком, как живут и работают SORRY, I’M NOT. «Спутник», конечно! Это наши друзья и соседи, да и одну нишу вместе заняли. Они молодцы, про них больше пишут. Мне нравится, что делает «Кружок». Последние коллаборации с музеем Роскосмос, где у них написано «Спутник — 1» вышли хорошими. Иной раз им писали, наверное, что-то вроде этого: «Так-так, а где 1,9,8,5? Где потеряли циферки?»

— Несёшь ли ты какой-то message в своих работах?

— Message зависит от коллекции. Например, разрушение. И чтобы найти его в себе, нужно, например, смотреть странные фильмы, слушать странные группы.

— Что ты подразумеваешь под словом «странные»?

— Есть такие хипстерские фильмы, как «Фрэнк», «В космосе чувств не бывает». Мой любимый — «Груз 200».

— Можешь ли ты отметить бренды за которыми следишь?

— Как и все слежу за Balenciaga, потому что ребята действительно большого уровня, да и охват большой. Однако мало что нравится в их коллекциях. Очень часто нужно пытаться понимать идею самого продукта, то, какой смысл в него вложен. К этому нужно относиться как к современному искусству, разбираться и читать аннотации. Леся, моя жена, читает все эти предписания к показам и продуктам. Так что на вкус и цвет… Ещё могу отметить Антона Белинского. Я очень рад, что имею возможность посещать его показы. Один из них состоялся на Paris Fashion Week.

— Ну, и напоследок, какие советы ты можешь дать начинающим дизайнерам?

— Честно говоря, дизайнерам не могу, а вот предпринимателям — да. Во-первых, полностью отдайтесь цели. Во-вторых, не спускайте первый заработок на путешествия, а вложите куда-нибудь. В-третьих, никогда не останавливайтесь вплоть до банкротства. Последнее: делайте все сами. Никаких партнёрств. Друзья, товарищи нужны потом, когда будет готов продукт.

 

Автор: Эрна Асатрян
Редактор: Мария Сосорова, Кира Федосова
Фото: Эрна Асатрян 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть