Закрыть
Морока в Марокко.
Опыт волонтёрства за рубежом

Морока в Марокко.
Опыт волонтёрства за рубежом

Мы уже рассказывали о Марокко с точки зрения любопытного туриста, для которого это страна жаркого солнца, приветливых людей и жирной пищи. Теперь предлагаем вам посмотреть на страну самого дальнего Запада глазами обычной студентки, Кати Савкиной, приехавшей сюда волонтёром.

В последнее время международные волонтёрские программы набирают популярность. В теории, такие программы звучат как идеальное путешествие: бесплатное проживание, а иногда и питание, занятость в каком-то местном предприятии, возможность изучать язык, а также узнавать культуру и людей. Но так ли всё радужно на практике?

— Расскажи, как ты оказалась волонтёром в Марокко?

— Всю мою жизнь, с самого раннего детства, родители говорили, что я не должна жить в России, обязательно надо куда-то уехать. Поэтому они нанимали мне репетиторов по языкам. Таким образом, я свободно говорю на французском и английском языках, а также неплохо понимаю по-испански и по-турецки. Во время учебы я постоянно ездила во Францию сдавать экзамены, потому что семье казалось, что Франция — это какой-то всемирный центр туризма, образования и успешной жизни. И вот, по окончании бакалавриата я подала документы в магистратуру в Париж. В конце августа пришёл ответ — отказ без объяснения причины. Далее, естественно, разочарование семьи, слёзы, у всех ужас в глазах: «Как ты могла не поступить». И я поняла, что больше не могу там оставаться. Сразу же опубликовала в Инстаграме просьбу о помощи в поиске любых волонтёрских программ. Так я узнала о компании «Aiesec», с которой всё было жутко просто. Надо было пройти пару собеседований и отправить им самые базовые документы. Я всё сделала и меньше чем через неделю оказалась в Касабланке.

— В чём состояла твоя работа волонтёром?

— Мне обещали работу с детьми, преподавание французского и английского языков. Во время интервью у меня уточнили, людям какого возраста мне бы хотелось преподавать. Я сказала: «чем старше, тем лучше». Уточнила, что желательно работать со взрослыми женщинами.

— На деле ожидания оправдались?

— Абсолютно нет. Начнём с того, что условия проживания оказались отвратительными. Меня привезли в квартиру, где не было ни простыней, ни наволочек, ничего, только грязные матрасы. Там находились другие волонтёры. Они были пьяные и даже не могли со мной поздороваться. Утром следующего дня я узнала, что моего проекта в принципе не существует, а работы здесь нет.

— Думаю, окажись я в такой ситуации, растерялась бы и уехала. Как ты поступила?

— Несколько дней я пыталась связаться с менеджерами, которые должны были меня курировать. Они очень странно отвечали и постоянно «кормили меня завтраками». Наконец, спустя неделю, меня отвезли на работу, которая находилась в очень неблагополучном районе. Здесь мне нельзя было даже стоять одной и курить, вообще нельзя было передвигаться в одиночестве. При этом работать я должна была допоздна. Страна умирает с наступлением темноты, улицы пустые, ничего не работает, даже в тусовочной Касабланке в туристических местах нет людей.

Я не понимаю, как меня одну могли отправить работать в такое место.

— Были ли какие-то положительные моменты?

— Да. Сам центр, в который меня направили работать, был невероятным. Там находились комнаты для шитья, плетения ковров, занятий танцами и языками. Я была очень рада, когда мне дали группу взрослых ребят, с которыми я должна была заниматься танцами и языками. В общем, на следующий день я счастливая приезжаю на работу, а мне говорят, что этот проект сделали платным. Значит, я снова остаюсь без работы.

— Чем закончилась эта эпопея?

— Далее последовала череда встреч с президентом, вице-президентом компании «Aiesec» в Касабланке. По итогу, я и ещё одна девочка, которая также приехала волонтёром и осталась без работы, решили создать свой проект. Мы набрали около двух десятков женщин, которым интересно было бы заниматься французским языком. Их пришлось разделить на две группы, ведь некоторые женщины в Марокко не знают не только французского языка, но и не способны читать и писать по-арабски. Но они хотят учиться. Думаю, это самое главное.

— Как вообще себя ощущают женщины в Марокко?

— Здесь они не могут чувствовать себя в безопасности, потому что мужчины ведут себя очень неуважительно с женщинами. Именно арабы, а не берберы, которые, наоборот, подчеркнуто уважительно относятся к женскому полу. (Берберы – коренные жители Северной Африки.) Я много раз сталкивалась с грубостью, неуважением со стороны арабов. Например, проходя до работы 500 метров, слышу по три-четыре выкрика в свой адрес. Это раздражает.

— Ты попыталась себя как-то обезопасить?

— Я несколько дней пыталась придумать какой-нибудь трюк, чтобы чувствовать себя хоть немного в безопасности. Пообщавшись с ребятами и почитав про страну, в голову ударила мысль: «Почему бы мне не побыть здесь замужней женщиной?» Решила надеть кольцо на палец. Ведь в Марокко, если мужчина пристает к замужней женщине, ему грозит тюрьма.

— Какие ещё особенности местных жителей тебе запомнились?

— Сами по себе люди безумно добрые. Здесь очень легко путешествовать автостопом. Я посмотрела все самые крупные и важные города и все — автостопом, соответственно, я встречала много разных людей. Самое главное, все настолько хотят тебе помочь, что очень часто сбивают с маршрута. Например, стою где-нибудь на шоссе, пытаюсь поймать тачку, останавливаются полицейские и говорят: «Пойдем, мы тебе сейчас поможем». Тормозят следующую машину, договариваются на арабском о том, что меня надо довезти. Я, счастливая, сажусь к этим ребятам, и они привозят меня в нужный город.

Или, например, во время моего последнего путешествия обратно в Касабланку я почти весь путь проехала с одними ребятами, но пункт назначения у них был другой. Я просила остановить на шоссе, чтобы поймать другую машину до Касабланки. В итоге, они довезли меня до ближайшего города, посадили в такси, даже дали таксисту денег. Мне было очень неловко. Эти водители были в грязной, рваной одежде, на очень старой машине, которую каждый час приходилось проверять, чтобы она попросту не развалилась.


Люди, независимо от собственного достатка, помогали как могли: давали воду, фрукты. Причем своё личное, последнее. И отказ эти люди никогда не примут. Это просто невероятно.

— А с противоположным отношением ты сталкивалась? Существует мнение, что в Марокко много обманщиков и мошенников.

— Да, были и неприятные ситуации. Одна из них случилась в первый же день. После размещения в квартире я поехала ужинать. И на обратной дороге я поймала тачку, смотрю, счетчик показывает 10 дирхам (1 дирхам — почти 18 российских рублей). Я, на всякий случай, спрашиваю: «Сколько я вам должна?». Таксист говорит, что 15. Я спрашиваю: «Почему? Счетчик показывает 10». Он блокирует двери и говорит: «Ну что ж, теперь ты мне должна 50 и я не выпущу тебя из такси, пока не заплатишь». Так началась моя поездка.

— Расскажи напоследок, как тебе природа страны?

— Здесь невероятно красиво. Атлантический океан, Атласские горы, пустыня. Едешь на машине, смотришь по сторонам и ни на секунду не можешь рот закрыть от восхищения.

Ты рада, что решилась на такое путешествие? 

— Я совсем не жалею, что выбрала Марокко, хоть этот выбор не был почти ничем обоснован. Точнее был сделан без каких-либо раздумий. Главными критериями выбора для меня были легкий въезд в страну и теплый климат. Конечно, осенью нет такой жары, как летом, но теплое солнце и океан не сравнить с убивающей московской серостью.

Я люблю Россию, просто она пока не для меня. Да и мир такой большой и интересный!

 

Автор: Анна Путятина
Редактор: Кира Федосова
Фото: Екатерина Савкина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть