Закрыть
«Я, Эннио Морриконе, мертв»

«Я, Эннио Морриконе, мертв»

Его признавали гением еще при жизни, преклонялись перед его талантом, называли «Великим Маэстро» XX и XXI веков. Вы могли не слышать об Эннио Морриконе, но у вас на слуху наверняка есть фильмы, к которым этот поистине великий композитор приложил свой гениальный дар. И даже после его смерти эта музыка будет звучать вечно.

«Хороший, плохой, злой», «Однажды в Америке», «Легенда о пианисте» – эти и многие другие картины не были бы и вполовину так хороши и примечательны без той музыки, что он к ним написал. И даже если так случилось, что Вы не смотрели эти фильмы, то нет сомнений, что Вы слышали композиции из них, потому что они стали несомненно культовыми и вошли в историю кинематографа.

Свое многолетнее путешествие в мире музыки Эннио Морриконе начал еще в раннем детстве: первые мелодии он написал в шесть лет. А еще через шесть поступил в консерваторию, и там за полгода освоил четырехлетнюю программу обучения. И несмотря на то, что он стал знаменитым благодаря кино, этим он никогда не ограничивался. Морриконе мог писать классическую музыку для арфы и фортепиано или даже для целого оркестра, сочинять нечто изящное, сопутствующее для радиопостановок, играть в джазовом ансамбле и давать себе волю как искусный аранжировщик чужих творений, гармонизируя их в своем переложении.

В долине больше нет бандитов

Его имя зазвучало в титрах в 1964 году, когда начинающий на тот момент режиссер Серджио Леоне и по совместительству его одноклассник, пригласил Морриконе написать музыку к фильму «За пригоршню долларов». Этот фильм ознаменовал появление нового поджанра в кино, называемого спагетти-вестерном — итальянским вестерном, который представлял собой скорее кинематографическую притчу, нежели реалистические сюжеты, в отличие от американских.

«Леоне хотел от музыки больше, чем другие режиссеры – он всегда давал ей больше пространства».

Эннио Морриконе

Еще около тридцати лет Леоне и Морриконе сотрудничали. Последний писал музыку к каждой его картине: к «долларовой» трилогии («За пригоршню долларов», «На несколько долларов больше» и «Хороший, плохой, злой»), которую никак нельзя представить без музыкального сопровождения Дэна Савио (один из псевдонимов Эннио Морриконе), к гангстерскому фильму «Однажды в Америке» и к тем работам, где Леоне сменил ипостась режиссера и был продюсером. Иногда Морриконе писал музыку до того, как был написан сценарий, чтобы она была его частью, а не просто дополнением к фильму. Музыкальное полотно, созданное Морриконе, оказалось едва ли не интереснее самого вестерна.

Сам же великий маэстро впоследствии говорил:

«Бетховен же не писал музыку под конкретный зал. Если сочиненная музыка не подходила залу, ее там просто не исполняли».

Из Италии с любовью

Вестерны дали толчок его будущей карьере: Морриконе стали приглашать и другие итальянские режиссеры. Его зовут в свои проекты Бернардо Бертолуччи, Дарио Ардженто и Джузеппе Торнаторе. Можно сказать, что Морриконе становится ни много ни мало соавтором, ведь его музыка — это не просто дополнение к фильму, а одна из его главных частей.

 

Источник: http://www.enniomorricone.org

Он всегда старался вникнуть в режиссерский замысел, интересовался тем, какое именно настроение ему нужно передать с помощью музыки и четко выдавал готовый саундтрек. Композитор редко наигрывал режиссерам мелодию на фортепиано, как это чаще всего бывает. Вместо этого он передавал свою задумку с помощью слов. Это объяснялось тем, что, как правило, идеи Морриконе касались не одного инструмента, а целого оркестра, и он считал, что 88 белых и черных клавиш недостаточно, чтобы передать его замысел. И уже после, если режиссер принимал его задумку, Морриконе писал полноценную композицию.

«Вы едва ли видели какой-нибудь крупный итальянский фильм без музыки Эннио».

Бернардо Бертолуччи

Впоследствии Морриконе вышел на международную арену и уже в 1979 году получил свою первую номинацию на «Оскар» за музыку к фильму Терренса Малика «Дни жатвы». Также работы Морриконе оказали неоспоримое влияние на Квентина Тарантино. Они сотрудничали, когда режиссер снимал картины «Убить Билла» и «Бесславные ублюдки». Позже Тарантино, воплощая мечту о своем собственном спагетти-вестерне, пригласил Морриконе написать музыку к фильмам «Джанго освобожденный» и «Омерзительная восьмерка». За работу над последним маэстро удостоился премии «Оскар» (2-й по счету в его коллекции достижений) и в очередной раз доказал, что музыка — не просто вспомогательный инструмент, а полноценный герой фильма.

Эта музыка живет вечно

Написанная им музыка во многих случаях надолго переживала фильмы, для которых была сочинена. Едва ли кто-то сейчас помнит «Маддалену» Кавалеровича или «Профессионала» Лотнера, а вот композицию Chi Mai, что звучала в этих фильмах, слышали практически все без исключения. Таких мелодий бесконечное множество. Стоит только начать слушать то, что когда-то написал Эннио Морриконе, как понимаешь, что где-то уже это слышал. И можно смело сказать, что без некоторых его композиций просто невозможно представить кино XX века.

«Музыка в кино работает и запоминается, если это действительно музыка. Настоящая, с большой буквы». 

Эннио Морриконе

Источник: http://www.enniomorricone.org

По мнению самого Морриконе, киномузыка остается «важной формой искусства» в этом веке и в веке минувшем. Он считал, что это является достижением идей Рихарда Вагнера, который хотел заполнить театр всеми видами искусства, и ему казалось, что эти идеи воплотились в кино, где мы можем увидеть соединение искусств.

За свою карьеру Морриконе написал более 500 композиций. Можно сказать, что музыка стала его судьбой и извечным спутником, с которым мужчина никогда не расставался. На протяжении почти 50-летней карьеры кинокомпозитора по всем направлениям фирменные идеи Морриконе включали простые идеи в сложных аранжировках, необычные инструменты, конкретные звуки, использование человеческого голоса в составе оркестра, долгие паузы и одиночные ноты, которые никогда не забудутся.

Источник: http://www.enniomorricone.org

«Я всегда говорил, что, по моему мнению, цель музыки в кино передать то, что не видно в кадре или не сказано в диалогах. Это что-то абстрактное, наступающее издалека… и это должно привносить значение в фильм».

Эннио Морриконе

И пусть его путешествие, что именуют жизнью, завершилось, но музыка Эннио будет жить вечно и каждый сможет услышать голос Морриконе, звучащий среди его мелодий.

Автор: Виктория Никифорова
Редактор: Кутковецкая Анастасия

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть