Закрыть

«Невозможно простить,
не поняв».
Интервью с Юрием Быковым


«Невозможно простить,
не поняв».
Интервью с Юрием Быковым

Два парня с ножами грабят семью во время обеда. Они не знали, что отец семейства — майор милиции, «начальник». Майор справляется с преступниками и ведёт их в лес… «Начальник», «Жить», «Майор», «Дурак» — картины Юрия Быкова остросюжетны и затрагивают насущные социальные темы. О новых проектах режиссёра, его детстве и пути к душевной гармонии узнал GOODBYE OFFICE.

— Скоро выйдет ваш новый фильм «Завод». О чём будет картина, кто будет в ней играть?

— Это будет остросюжетная драма. Закрывается маленький заводик на севере. Команда работяг от безысходности решает поквитаться с начальником и сделать так, чтобы он хоть какие-то деньги дал. Собственно, кто из них победит — большой вопрос.

Всего порядка 20 ролей. Одну из главных играет Денис Шведов. Он уже снимался у меня в картинах «Майор» и «Жить».

— Что можно узнать о человеке на кастинге? Сколько времени вы уделяете каждому?

— Мне хватает 10 секунд: зашёл, сказал «Здрасьте» — я всё понял. Единственное, я, конечно, не могу сразу отправить его домой. Человек всё-таки добрался, припарковал машину, поругался с охранником — ему надо уделить время.

А так я и в жизни сразу чувствую, мой человек или не мой. Дано это умение всем, просто его необходимо развивать. Да и просто у кого-то порог страха — отказать, сказать «нет» — очень низкий.

В моём окружении есть пара людей, от которых на первом этапе общения нужно было освободиться, но я побоялся. Мешает ответная негативная реакция, боишься услышать: «Да ты козёл!» Но количество плохих вещей, которые случаются в результате твоей слабости, приводят в тонус: всё-таки если ты сейчас не откажешь, то будет ещё хуже и человеку, и тебе. Со временем я стал учиться отказывать.

— Что больше всего цените в людях?

— Обязательность: сказал — сделал. И честность.

Потому что многие люди не говорят прямо то, что думают, и приходится догадываться, сравнивать источники информации — меня это бесит.

— Когда любовь появится в ваших фильмах?

— Да вот в фильме «Сторож». Он уже анонсирован, получил финансирование от Министерства культуры. Дело в том, что картина «Завод» по драматургии в русле моих предыдущих работ, а в «Стороже» кое-что изменится. Это картина о взаимоотношениях внутри любовного треугольника.

Пока я ни одну свою картину «по чесноку» не могу назвать полноценной. Это становление, пробы себя в пространстве.

— В школе была первая любовь?

— О, ещё в детском саду была. Вера Каплан. Фамилию запомнил, потому что убийцу Ленина так звали. Очень красивая девушка, на тот момент сколько ей было? Четыре года.

— Неразделённая любовь помогает творить?

— Для творчества понятие любви разделённой-неразделённой не важно — важен азарт. Многие говорят, что художник должен страдать, чтобы творить, но это неправда. Страдает он от психических заболеваний.

— Ваш индивидуальный стиль в кино, как вы можете коротко его охарактеризовать?

— Динамичная трагедия, динамичная драма без хэппи-энда. Но в картине «Завод» будет уже не печальный финал, а финал открытый, скорее, даже с надеждой. О том, что человек всё-таки существо доброе. Думаю, мировоззренчески я сделаю шаг вперёд.

— Почему именно однодневные истории?

— Из-за полноты ощущения реальности. У меня пульс такой: не очень  интересно рассказывать истории, растянутые во времени. Есть ощущение, что если произошло серьёзное событие, то, скорее всего, оно разрешится в течение суток. Потому что люди, которые попадают в такую проблемную ситуацию, не могут откладывать её на потом, действуют очень быстро.

— Есть сети кинотеатров, кабельное телевидение, YouTube — где легче заработать деньги на прокате фильма?

— Денег потенциально больше в интернете. В прокате зрителей гораздо меньше, и у нас не умеют монетизировать. В России на 140 миллионов человек, по-моему, 2,5–3 тысячи киноэкранов. В Америке раз в 25 больше. У нас нет выхода на мировой рынок, у нас капитализация составляет максимум 1,5 миллиарда рублей — это в случае, когда блокбастер получился «вообще супер». При этом если половина кинотеатрам (минус реклама), то в среднем, чтобы хотя бы выйти в ноль, чтобы продюсер не рисковал, картина должна стоить не больше 250 миллионов рублей. Средний американский блокбастер стоит 150 миллионов долларов. Поэтому у нас рентабельны только очень дешёвые комедии со звёздами, которые развивает Comedy Club, например.

— Нравится «Игра престолов»? Кто из актёров импонирует?

— Да. Питер Динклэйдж. Мне нравится образ человека, который внешне начинает совсем ущербным, а становится глыбой просто. То есть можно быть каким угодно, но если ты несёшь что-то главное, человеческое, то становишься большой фигурой.

— Какое у Вас было детство? Вы были трудным ребенком?

— Да как у всех, кто родился в 81-м году, наверно. Я был типичным ребёнком того времени. Не думаю, что сильно проблемным, но вкупе с обстоятельствами, мировоззрением родителей, менталитетом того времени, детство было сложное. У меня были не идеальные, но в целом неплохие родители. Больших претензий нет, потому что мама с папой достаточно рано поженились. Фактически (они деревенские) их выдали друг за друга, ничего не спросив. Они пожили некоторое время вместе, отец уехал куда-то. Мать была вынуждена остаться с ребёнком на руках — мне было 3–4 года. Отношения с мамой очень важны для понимания, почему я именно такой. Она второй раз вышла замуж, у неё родилась дочь. Кстати, моя сестра тоже типичный представитель своего поколения, к тому же человек неплохой.

Мне кажется, здесь проблемы именно воспитания, потому что наши поколения от 92-го года и дальше… им никто до конца не сказал всю правду, и нам никто до конца её не сказал. Советский Союз закончился, начались девяностые, потом новая Россия, и это всё надо уложить в голове.

Потом ещё я ездил за границу и смотрел на людей, которые живут в одной и той же системе координат — и политической, и нравственной, и ценностной — на протяжении 300–400 лет, и, конечно… стабильность многое даёт.
Вот Тютчев написал: «Блажен, кто посетил сей мир / В его минуты роковые», — но мне кажется, что при возможности я бы выбрал более спокойные времена.

— Верите в гороскопы?

— Нет. Я верю в астрологические нюансы рождения. Верю в детерминизм: во всём есть смысл, случайностей не бывает, всё будет складываться закономерно. Я точно знаю, что всё будет так, как нужно, но как именно, сказать нельзя.

— Что поначалу было самым тяжёлым в московской жизни?

— Жить в Новогиреево в шкафу. Хозяйка подозревала, что там не трое живут, а пятеро, но она как-то глупо делала: приходила в одно и то же время каждый третий день, и мы знали, когда надо прятаться.

— Вам нравится работать в офисе?

— Кстати, это интересно, потому что я не сразу нашёл такое место, куда мне нужно долго добираться. Я беру в «Макдональдсе» стакан кофе, сажусь в метро, еду с двумя пересадками, выхожу на Преображенке, иду через мост сюда и всё что-то думаю, думаю…

Я считаю, что продуктивная работа — это мыслительный процесс, формирующий отправные точки, которые потом просто разворачиваешь. Это как создание сценария: придумать его можно за час, а записывать будешь 3–4 недели.

Самые главные два часа в моём дне — час на работу и час домой. Мне нравится куда-то приезжать. Если бы я жил в Калуге, то ездил бы оттуда в Москву. Кстати, мне нравится и в парке гулять, здесь «Сокольники» не далеко. Для душевной гармонии ходить надо около 20 километров в день.

— Если бы вам запретили играть и снимать, что бы вы делали?

— Я бы занимался сельским хозяйством, либо был поваром. Очень люблю есть. Самое любимое блюдо — яичница.

— Самый главный выбор?

— Либо ты со светом, а это требует дисциплины, это скучно — и это, в конце концов, служение, — либо ты с тьмой. Это будет интересно, контрастно, но в итоге закончится пропастью.

— К чему бы вы призвали людей?

— Постарайтесь понять, а не злиться, разобраться в ситуации, в человеке. Важно сказать себе по-настоящему, кто ты такой, какие у тебя комплексы, и с этим бороться.

Для меня слово «понять» стало принципиальным: невозможно простить, не поняв…

Автор: Максим Смирнов, Вера Леонова
Над проектом работали: Иван Карсаулидзе, Мария Сосорова
Фото: Михаил Пешков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть